Интервью

Яков Рылов: «Шуплер до сих пор должен мне триста рублей»

— Кто в ЦСКА самый веселый?

— У нас два человека постоянно на положительных эмоциях — Сергей Широков и Алексей Бадюков. От них идут все шутки и розыгрыши. Только вот, наверное, если описывать эти моменты, то многое потеряется. Но, поверьте, эти два человека дарят позитивные моменты. Я бы сразу отметил, что все их розыгрыши очень добрые, никого не обижают. У нас не принято ни над кем издеваться.

— Самый сильный, понятно, Николай Пронин?

— Тут без вопросов. Я в раздевалку приезжаю самым первым. Точнее одним из первых, так как Николай уже переоделся и ушел в зал таскать железо. И так постоянно. За час до тренировки он идет в зал и минут 50 работает со штангой.

— Пытались повторить хотя бы один его рекорд?

— Да что вы! Он легко 150 килограммов от груди жмет. Некоторые с таким весом ни разу присесть не могут.

— А ваш рекорд?

— Максимум 110.

— В вашей команде сейчас играет Дарси Веро. Чем он удивляет?

— Тем, что он оказался совсем другим, не таким, как все думали. Когда Дарси был в «Витязе», мы имели возможность составить о нем впечатление, но сейчас он рушит все стереотипы.

— Чего вы от него ждали?

— Мы же привыкли, что Веро постоянно дерется, всех задирает. Сейчас он играет в хоккей, делает передачи, старается забить. И если дерется, то уж совсем по необходимости. У него нет задачи выйти на лед, кого-то вырубить и отправиться в раздевалку.

— Каков он вне льда?

— Очень доброжелательный человек. Скажу, что Дарси очень мало разговаривает, но это не значит, что он держится от всех в стороне.

— Вы не зажмурились, когда в раздевалке увидели рядом Николая Пронина и Дарси Веро?

— Мы над Прониным сначала шутили: «Смотри, Коля, друг твой едет». Все же помнят, как он дрался с Дарси. Но сейчас это лучшие товарищи. Именно Николай первым подошел к Дарси, все начал объяснять, показывать. Они больше всего сейчас и общаются.

— Многие, наверное, хотели бы подружиться с Веро. Мало ли что.

— Нет, тут другой случай. Николай — капитан, и это почти его обязанность сделать так, чтобы новичок чувствовал себя комфортно.

— И все-таки Веро один раз подрался. Досталось Михаилу Фисенко из новокузнецкого «Металлурга».

— В той ситуации Фисенко был неправ. Вы видели основной бой, но был момент до этого. Там произошла стычка, которая никак не касалась этого игрока. Но он подъехал, и, конечно, Дарси тоже оказался там вслед за ним. Они немного повздорили. Веро потом предлагал ему подраться, но тот испугался. Но вызов был брошен. Короче, не надо было третьим лезть.

— Когда видели бой, не боялись за Фисенко?

— Шансов у него действительно было мало. Что могу сказать, не провоцируй. Я лично сам последний раз дрался в прошлом году, в матче против Риги. Даже не помню с кем, но все закончилось вничью. Точнее, оба упали. Но вообще это не мой профиль.

— Веро учит партнеров на тренировках, как надо бить?

— Вот еще одна деталь, о которой бы хотелось сказать. Дарси на тренировках действует очень аккуратно. Старается ни с кем жестко не играть, случайно никого не травмировать. Не видел, чтобы он уроки давал, но если кому-то потребуются навыки, то Веро не откажет.

— Расскажите, про ваших голкиперов.

— Это типичные вратари, они всегда немного отличаются от остальных игроков. Но я не помню, чтобы они вообще чем-то выделялись.

— Вратари — флегматики. А когда последний раз злились Станя или Гайдученко?

— Ох, не помню ничего подобного. Только если им шайбой на тренировке попадет в незащищенное место.

— Вы попадали вратарям в маску?

— Лет десять уже не попадал. Видимо, не могу шайбу как следует поднять.

— В центре раздевалки, на ковре, значок ЦСКА. Правда, что если на него наступить — штраф?

— Да, 100 долларов. Я точно помню, что пару недель назад кто-то из моих партнеров наступил на него.

— Заплатил?

— А это вам надо Вячеславу Кулемину позвонить.

— Почему?

— Он казначей команды. Собирает штрафы, отвечает за все сборы средств на различные нужды.

— А на что вы скидываетесь?

— Трат много. Например, на чай-кофе в раздевалке, сотрудникам, которые нашей формой занимаются. На какие-нибудь командные посиделки. Вот, например, надо же собраться всей командой до сезона, познакомиться с новичками, обсудить какие-то рабочие моменты. Это нормально. Я не скажу, что подобные взносы бьют по моему кошельку. В среднем, все обходится долларов в сто в месяц.

— Принято ли у вас разыгрывать какие-то призы во время тренировок в серии буллитов?

— Нет, но у нас другой тотализатор работает. Перед матчами мы стараемся угадать счет, кто забьет победный гол, кто просто отличится в игре. Скажу честно, самые большие ставки были на матч со «Спартаком». Призовой фонд дошел до 5000 долларов.

— Кто выиграл?

— Так мы же по буллитам уступили.

— Вы ставите только на себя? А что если бы кто-то на «Спартак» поставил?

— Ему бы сказали, чтобы он шел играть за «Спартак».

— Кстати, сейчас все в лиге перемешалось. Скажите честно, у вас есть принципиальный соперник?

— Как раз «Спартак». Мы все понимаем, что в матче с этой командой не имеем права расслабляться. То есть в какой бы форме мы ни находились, в матче против красно-белых надо выйти на лед и умереть.

— Но был Егор Михайлов, перешедший в «Спартак». Александр Суглобов в прошлом году поменял клубы. Это разве не снижает градус?

— Нисколько. Это вообще другое. В карьере всякое случается, но у ЦСКА главный соперник — «Спартак».

— Вы, наверняка, наводили справки о Юлиусе Шуплере, когда стало известно, что он возглавит клуб. Ожидания оправдались?

— Я не наводил справок. Просто так получается, что у меня нет близких знакомых в Риге, так что спросить было не у кого. Но мне нравится наш тренер. На тренировках у нас отличная обстановка.

— А чем удивляет Шуплер?

— Очень азартный. На днях с ним зарубились на 500 рублей. Кто-то должен был попасть лентой в мусорку в раздевалке. Никто не попал. Он постоянно делал ставки во время серий буллитов на предсезонных матчах. Заключал пари со мной, с Денисом Паршиным, с Сергеем Широковым.

— Кто выигрывает?

— Мне Юлиус до сих пор 300 рублей должен.

— По-русски в раздевалке не говорит только Дарси Веро?

— Еще Никлас Перссон. Но вот Веро очень много понимает, просто говорить стесняется.

— Столько лет в России!

— Так он в Чехове, наверное, выучил только «драка» или «бой». А тут надо уже знать другие слова. «Пас», «атака», «гол».

— В раздевалке вы сидите рядом с Евгением Курбатовым. Почему?

— Мы не выбираем. Еще пару лет назад я пришел в раздевалку, увидел табличку со своим именем и сел туда. За это время у меня много соседей поменялось. Был Константин Корнеев, был мой друг Георгий Мишарин. Но сейчас слева у меня сидит Курбатов, а справа Рясенский. Я вот между двумя Евгениями и постоянно желания загадываю.

— Сбываются?

— Весной узнаем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.