Статьи

Драфт. Реформы. Шанс для всех и для каждого.

Заморское слово «драфт» прежде вызывало в массах подозрение в каких-то кознях в отношении наших юных дарований. С появлением КХЛ процедура драфта является неотъемлемой частью хоккейной индустрии; является позитивным процессом, позволяющим слабым клубам усиливаться, а перспективным парням не исчезать с горизонта.

28 мая 2011 года в Москве в третий раз состоится процедура драфта юниоров Континентальной хоккейной лиги. Клубы выберут 17-летних хоккеистов, многие из которых через несколько лет, возможно, выдвинутся на ведущие роли в нашем чемпионате. Ближайшая перспектива большинства этих ребят, тем не менее — выступление в молодежных командах. Пока они набираются опыта, сил и мастерства, есть смысл попытаться разобраться, что такое драфт и с какими нюансами он связан в российских хоккейных реалиях. Тем более, что из всех новшеств, взятых на вооружение Континентальной хоккейной лигой, он до сих пор воспринимается неоднозначно и болельщиками, и специалистами. Руководитель Центрального скаутского бюро КХЛ Евгений Зимин не разделяет точку зрения скептиков:

— К сожалению, даже в третий сезон Континентальной хоккейной лиги многие хоккейные люди не понимают, что такое драфт, и потому относятся к нему крайне отрицательно. Драфт — это инструмент, который позволяет более слабому клубу усилиться. Каждая детская спортивная школа из года в год выпускает энное количество игроков. Как показывает многолетняя практика, из всех выпускников хоккейной школы лишь максимум трое станут профессионалами. Остальные же просто не подойдут команде мастеров.

Приведу пример: звено Лебедев-Анисин-Бодунов в свое время не подошло ЦСКА. Но их подобрал Борис Кулагин, они стали играть в «Крыльях» и все трое игроков стали одними из лучших в советском хоккее. Это очень общий, сильно утрированный пример. Но в идеале драфт нужен именно для этого — продлевать спортивную жизнь юниорам, помогать устраиваться им в профессиональные команды, а не терять их навсегда.

Есть мнение, в частности у руководителей некоторых клубов, что драфт, проводимый по североамериканскому образцу, убивает детский хоккей в нашей стране. Извините за резкую реакцию, но на мой взгляд, это абсолютная глупость! Я долгое время работал директором ДЮСШ «Спартака», и знаю все эти процессы изнутри. Помимо этого, в Спорткомитете СССР трудился на должности старшего тренера сборных команд, и в мои обязанности входила проверка детских хоккейных школ всего Советского Союза. Даже сейчас мне тяжело вспоминать, какое количество талантливейших ребят заканчивало с хоккеем, не попадая в команды мастеров! А ведь по нынешним временам многие из них могли бы даже играть в сборной.

Драфт систематизирует данные о всех игроках, которые могут выступать на профессиональном уровне, помогает игроку обратить на себя внимание. Вот сейчас в Электростали воспитываются два парня 1992 и 1993 годов рождения. Они уже сейчас по своему уровню готовы играть за многие клубы КХЛ, но никто о них ничего не знает. Если же они будут в списках и выйдут на драфт, ситуация изменится.

Мнение о том, что драфт разрушает детский хоккей, идет от лукавства руководителей клубов. У многих из них хорошие школы, они выпускают немало хороших игроков, но в их же клубах на ведущих позициях играют иностранцы. К примеру, в интернате Ярославля собираются талантливые ребята со всех регионов. Есть команда одного возраста, в ней больше 20 игроков. С ними работают хорошие тренеры, на игроков тратятся деньги. В основную же команду попадут двое. А что же остальные? Их уровень не намного ниже. Получается, ни себе, ни людям. Пока же драфт предоставляет возможность защитить трех игроков. А это уже предостаточно.

***

Устраивая драфт в 1963 году, Национальная хоккейная лига преследовала благую цель — постепенно искоренить практику негласного спонсирования клубами НХЛ юниорских команд. «Прикармливая» юниорские клубы, руководители клубов энхаэловских взамен получали фактические права на способных игроков, причем задолго до достижения ими «контрактного» возраста. Понятное дело, на сбалансированности лиги это сказывалось негативно — в период с 1942 по 1963 год лишь однажды Кубок Стэнли выиграл клуб, не входивший в тройку «тяжеловесов» НХЛ, состоявшую тогда из «Монреаля», «Торонто» и «Детройта». Попытка наладить справедливое распределение молодежи между клубами, хоть и не ознаменовалась немедленным успехом, но прижилась, что называется, без вопросов, и теперь драфт является неотъемлемой частью североамериканского хоккея. Судя по всему, по этому пути пошел и отечественный хоккей.

Регулирующая и балансирующая функция драфта никем не подвергается сомнению. Однако понятно, что при помощи одного только драфта юниоров уравнять силы команд не удастся. Вот что по этому поводу думает директор КХЛ по организации и проведению спортивных мероприятий Дмитрий Курбатов:

— Драфт безусловно выполняет регулирующую функцию, но у нас есть существенные отличия в системе подготовки молодых игроков от Северной Америки. Там драфт действительно выполняет и регулирующую функцию и функцию справедливого распределения. Не всегда настолько очевидно, что первые номера «выстреливают» и становятся звездами. Справедливое распределение важно: школ много, клубов тоже много, но их количество ограничено. Поэтому надо было таким образом прописать процедуру, чтобы без толкотни локтями и скандалов выпускники были распределены по клубам. Собственно, так и был придуман драфт. Регулирующая функция: первыми выбирают более слабые клубы. Таким образом они имеют возможность укрепиться. У нас ситуация такая же. Клубы, не входящие в «большую шестерку», имеют возможность усилиться, работать на перспективу. То есть, драфт выравнивает силу клубов. Конечно, не в той степени, как этого хотелось бы некоторым клубным руководителям. Сегодня неравенство сил клубов во многом проистекает из неравенства их финансовых возможностей, и одним лишь драфтом уравнять игровую силу команд невозможно. Драфт и потолок зарплат — связка, которая, наверное, должна работать, которая не сразу, но должна привести к более сбалансированной картине в чемпионате.

С представителем КХЛ солидарен генеральный менеджер и главный тренер ЦСКА Сергей Немчинов:

— Я считаю, что драфт — это возможность уровнять силы в лиге. И в НХЛ так и происходит. Но понимаете, вот, например, сильнейший клуб в НХЛ выбирает во время драфта последним. И, казалось бы, у них меньше шансов усилиться на следующий сезон. Но всегда ли становятся сильные клубы хуже? Нет. И это происходит потому, что в клубах очень мощная система скаутинга. Мы же знаем достаточно примеров, когда некоторые звезды были выбраны в поздних раундах. И это происходит потому, что за ними тщательно следят с самого начала.

***

Аналогии с тем, как это работает в Северной Америке, неизбежны. Однако при этом все понимают, что у нашего драфта есть своя специфика. В частности, клубы имеют возможность воспользоваться преимущественным правом выбора собственных воспитанников — по сути, это механизм защиты части игроков от выбора конкурентами. Дмитрий Курбатов комментирует эту ситуацию:

— В первом сезоне КХЛ мы убрали защищенных клубами игроков из драфтовых списков. В результате мы получили рейтинг, который в действительности не соответствовал реальному рейтингу молодых игроков на пространстве КХЛ на тот момент времени. Во втором драфте процедура была иной: все игроки были в списках, но клубы имели право преимущественного выбора своих выпускников. Например, есть условный игрок Иванов, на которого у клуба, чья школа его подготовила, имеются определенные планы. В случае, если этого хоккеиста на драфте не выбрал никто, клуб спокойно заключает с ним контракт. Если же в процессе драфта какой-то другой клуб выбирает этого Иванова, его родной клуб может применить свое право преимущественного выбора. При этом игрок находился в общем рейтинге, был доступен для выбора. Заранее обнародовать, в отношении кого клуб намерен применить право преимущественного выбора, необходимости нет — это зависит от ситуации, которая может сложиться в процессе драфта. Так что все по-честному. Если условный игрок Иванов был выбран кем-то под общим 10-м номером, значит, это и есть отражение его уровня среди участвующих в драфте хоккеистов. Такой подход удовлетворяет двум требованиям — он является реальным отражением рейтинга выпускников школ, и позволяет клубу закрепить за собой своих игроков, на которых он нацелился.

Генеральный менеджер новосибирской «Сибири» Кирилл Фастовский указывает на наличие нюанса, напрямую вызванного возможностью клубов защищать игроков:

— Как правило, лучшие из всех, кто может оказаться на драфте — это около 30 человек — оказываются защищенными своими клубами. Все понимают, что если на драфт выходит игрок потенциально звездного уровня, клуб найдет вариант, чтобы оставить его у себя. Поэтому получается, что наш драфт проходит без реального первого раунда. Специфика устройства хоккейного хозяйства в России делает наш драфт иным по содержанию, если сравнивать его с энхаэловским. Мы пока не до конца научились пользоваться драфтом по прямому назначению. Из-за того, что детско-юношеские школы в той или иной степени принадлежат клубам, и это создает определенные ограничения для полноценного драфта.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.